Церковная летопись Вознесенской церкви с. Гремячье

      Поселения по правому берегу Дона стали появляться со времени построения деревянной крепости Костёнск (1642 г.), когда сделалось возможным безопасное распространение русского населения на юг от г. Воронежа. Служилые люди, переведенные сюда из разных городов, получали хорошие земельные наделы, селились на них несколькими семействами, образовывая тем самым деревню. Как бы ни было ограничено число первых поселенцев (10, 12, 14 дворов), жители, если только позволяли средства, стремились в кратчайшие сроки строить у себя церковь (или она строилась на казенный счет).
      Село Гремячье возникло во второй половине XVII века, получив свое название от родника Гремячий Колодезь (впадавшего в р. Дон), от которого был слышен шум за две версты. По окладной книге Рязанской митрополии (1676 г.), с. Гремячье Борщевского стана уже имело деревянный храм, а приход составлял 31 двор. Как следует из архивных документов, в 1738 г. при означенной церкви был поп Автоном; до 1783 г. здесь служил священником Марк Евтихеев, а после его перевода в Беловодскую округу в с. Гремячье был определен священником Гавриил Чулков. В это же время (до 1785 г.) при Вознесенской церкви на дьяконской должности состоял Андрей Фомин (позже – свящ. сл. Литвиновки), а пономарствовал Самуил Сидоров (позже – дьякон в сл. Никольской Беловодской округи). В документах же за 1803 г. среди причетников Вознесенской церкви показаны: дьякон Антон Гавриилович Орлов и дьячек Михаил Гаврилович Чулков (сын свящ. Г. Чулкова и Прасковьи Денисовны).
      В 1821 г. тщанием прихожан в с. Гремячье вместо деревянной была построена каменная церковь, с приделом в честь св. вмц. Параскевы Пятницы. Согласно страховой оценочной ведомости (1911 г.), церковь была снаружи и внутри оштукатурена, покрыта железом, окрашенным зеленой масляной краской. Длина церкви, считая двухъярусную колокольню (в одной с храмом связи), составляла 16 саж. 2 арш.1 На церкви имелся один купол с семью большими окнами, а на нем одна глава. Иконостас в храме был деревянный, длинною 16 арш. и высотой 2 арш. 2; его стоимость составляла по тем деньгам 2 тыс. руб. Церковь отапливалась тремя голландскими печами.
      Всего на содержание причта было отмежевано 66 дес. пахотной земли в трех участках (в том числе помещиком Чертковым — 10 дес. и Алисовым — 21 дес. 3). Казенного жалования причту положено не было, домов для священно- и церковнослужителей также не имелось. Приусадебная церковная земля (2 дес.) была отведена под церковный погост, а также под постройку на ней в 1899 г. церковной караулки и в 1906 г. – амбара для склада церковных вещей (деревянного с железной крышей).
      В 1894 г. при Вознесенской церкви с. Гремячье была учреждена церковно-приходская школа, в которой ежегодно обучалось до 80 девочек. На содержание школы отпускалось от правительства 390 руб. в год, от церкви — 33 руб. 90 коп. Школа размещалась в одном здании с церковной сторожкой – стены были деревянные, обложены снаружи кирпичом, покрыта железом, обогревалась одной русской и одной голландской печью (длина строения – 7 саж., окон – 8, дверей – 2). Кроме того, при церкви имелась библиотека, в которой находилось около 50 томов книг, предназначенных для чтения.
      По штату при означенной церкви были положены священник, дьякон и псаломщик; ниже приводятся имена некоторых из них.
      Священническое место:
а) свящ. Илья Устиновский 1860-е гг. ( † в с. Гремячье).
б) свящ. Василий Новиков до 1870 г. ( † 21 августа 1895 г. в с. Гремячье).
в) свящ. Александр Иванович Давидов (1844 г.р.) с 1871 г., по прошению перемещен из с. Петино († 17 января 1913 г. в с. Гремячье). С 1872 г. проходил должность наблюдателя церковных школ в 5 благочинническом округе Воронежского уезда, с 1897 г. утвержден духовником того же округа. По женской линии он был родственник Кольцовым и передал часть материалов в губернский музей. По воспоминаниям народного учителя из с. Петино Н. Ф. Бунакова, о. Александр, как любитель пения, организовал в с. Гремячье хороший церковный хор и любил им хвалиться. Послужной список его включал следующие награды: 1872 г. — набедренник; 1885 г. — бархатная скуфья фиолетового цвета; 1895 г. — камилавка; 1898 г. — орден св. Анны третьей степени; 1907 г. — наперстный крест от Св. Синода; 1910 г. — благословение Святейшего Синода с выдачей грамоты.
г) свящ. Павел Ильич Устиновский (1861 г.р.) с 21 января 1913 г., перемещен по прошению из с. Шилово того же уезда. Как следует из его послужного списка: «Сын свящ. с. Гремячье Ильи Устиновского. Жена Глафира Николаевна (р. февр. 1866), дети: Владимир (3.7.1887, учится в Варшавском ун-те); Михаил (8.11.1888, учится в Киев. политехн. ин-те); Мария (17.1.1891, окончила ЕЖУ, учительница в земской школе с. Малышево), Екатерина (17.11.1894, учится в ЕЖУ), Анатолий (13.4.1897, учится в ВДУ), Николай (11.5.1900, учится в ВДУ), Надежда (3.9.1903), Сергей (17.9.1906)».
      Диаконское место:
а) Иоанн Прохоров, до 25 ноября 1897 г. ( † в с. Гремячье).
б) Евфимий Алекс. Раевский (1899 г. включительно).
в) Василенко Николай, с 14 декабря 1907 г. переведен из псаломщиков той же церкви. В 1909 г. (18 ноября) рукоположен во священники к церкви сл. Меняйловой (Бирюченского уезда).
г) Анохин Василий Викторович (1874 г.р.), с 22 мая 1911 г. В 1898 г. награжден стихарем, а годом раньше – бронзовой медалью за труды по первой всеобщей переписи населения. В год получал содержание: от земли – 220 руб., кружечного дохода – 436 руб.
      Псаломщическое место:
а) Чуев Василий, с 19 мая 1897 г. по окончании ВДС. Но в том же году 27 августа был рукоположен во диаконы к Богоявленской церкви г. Острогожска.
б) Волош(ж)ко Александр, с 26 декабря 1897 г. по окончании ВДС. В 1904 г. 9 апреля был назначен священником к церкви с. Старая Ольшанка Землянского уезда, но за отказом от указанного места оставлен псаломщиком в с. Гремячье. В 1905 г. 27 мая определен священником к Архангельской церкви пригородной слободы г. Коротояка.
в) Василенко Николай, с 18 октября 1905 г. по окончании курса в ВДС.
г) Попов Николай Евгеньевич (1879 г.р.), с 21 января 1908 г. переведен по прошению из сл. Воскресенской Острогожского уезда до начала ПМВ. В год получал содержания – 328 руб.
д) Кмита Александр, с 9 февраля 1915 г. перемещен по прошению из Тихвино-Онуфриевской церкви г. Воронежа.
      В 1905 г. и 1910 г. поверенные от прихожан Вознесенской церкви с. Гремячье Михаил Шмыков и Тихон Тараканов обращались в Воронежскую духовную консисторию с прошением об учреждении при означенном храме второго штата священников. Однако это ходатайство оба раза было оставляемо без удовлетворения на том основании, что оно исходило лишь от 7-ми домохозяев прихода, которым желательно было иметь у себя священником бывшего диакона Николая Василенко. Кроме того, ни от кого из прихожан прежде не поступало епархиальному начальству жалоб на неисправность по службе наличного причта, а добровольная плата за требоисправления в эти годы повсеместно значительно снижались. На основании предоставленных сведений Святейший Синод вынужден был оставить решения Воронежской духовной консистории в силе.
      Помимо вышеуказанных в списке священнослужителей, при Вознесенской церкви в начале 1890-х гг. состоял регентом бывший волостной писарь (родом из крестьян) Е. Н. Безхмельницын, приглашенный на эту должность церковным ктитором Петровым. Также известно, что в 1911 г. в с. Гремячье проживали следующие подведомственные Вознесенской церкви лица: вдова священника Мария Васильевна Устиновская (71 год), вдова диакона Ольга Никифоровна Прохорова (90 лет), вдова псаломщика этой церкви Александра Васильевна Наумова (54 года) и вдова псаломщика Евдокия Евфимовна Карманова (49 лет), которая за печение просфор получала из церковной казны 90 руб. в год. С 1910 г. должность церковного старосты проходил государственный крестьянин Даниил Николаевич Мешков (был неграмотен).
      На момент составления архим. Димитрием (Самбикиным) своего «Указателя…» (1884 г.) в приходе значилось 1500 душ, включая крестьян приписанного хут. Дмитриевка. Согласно Ведомости о приходе за 1911 г., приход состоял уже из 343 дворов (мужчин 2240, женщин 2199, из которых: духовных лиц — 20, мещан — 8, остальные — крестьяне). По отчету Воронежского епархиального церковно-свечного завода за тот же год, для Вознесенской церкви было взято свечей на 23 пуда 8 фунтов (при годовой норме забора для сельских церквей на 100 душ муж. пола — 1 пуд 4).
      А вот как описывает дореволюционную жизнь местной паствы корреспондент газеты «Воронежский телеграф»: «Гремячье замечательно своими вишневыми садами. Почти в каждом дворе есть такие сады, за которые выручается по 200-300 руб. в год. Благодаря этим садам и близости к г. Воронежу, а также своим лугам жители живут не бедно. Местные условия дают достаток, но жители не умеют им пользоваться, между мужчинами развито пьянство, а между женщинами – щегольство. Прежде, кроме церкви, в селе не было никаких хороших общественных зданий (до 1900 г.). Впрочем, в Гремячьем имеется порядочный церковный хор певчих из девочек; пение их производит приятное впечатление».
      После 1917 г. все имущество Вознесенской церкви (включая и здание церковно-приходской школы) было национализировано, однако в первое десятилетие советской власти храм в с. Гремячье продолжал действовать. Более того, общество верующих с. Гремячье специально испрашивало у властей разрешение на проведение молитвенных собраний. 16 октября 1923 г. из Воронежского Губотдела ГПУ было сообщено, что препятствий к разрешению собраний указанного общества не встречается, а Умилиция никаким способом не должна вмешиваться в дела церкви.
      В ходе кампании 1922 г. по изъятию церковных ценностей уездной комиссией 15 мая из Вознесенской церкви были изъяты и переданы Воронежскому уфинотделу предметы общим весом 3 фунта 81 золотник 5, включая: два серебряных креста; две серебряные тарелочки; серебряная оправа с трех книг в пяти частях; две серебряные и одна вызолоченная, белая чаши. 30 июня того же года был перезаключен договор с группой верующих на передачу им в бесплатное пользование здания церкви и оставшегося движимого имущества. Хотя церковное имущество формально безвозмездно передавалось во временное пользование религиозным группам, на практике за пользование зданием назначался очень высокий налог («страховое обложение»). Очень часто эти налоги, особенно с конца 1920-х годов, оказывались для общин совершенно непосильными, что способствовало массовому закрытию храмов. Политическая процедура закрытия храмов была стандартной: после общего собрания граждан населённого пункта принималось решение административного органа на уровне района, а затем следовало соответствующее постановление областного исполнительного комитета, руководствовавшегося статьями 37, 40 и 42 постановления ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 года. Аргументами для принятия таких решений могла быть нужда в школьном помещении или невозможность группы верующих сделать капитальный ремонт здания церкви. Так, в 1935 г. после Пасхальной недели по ходатайству «Гремяченского сельского общества» местным рик(ом) был проведен технический осмотр здания церкви, в ходе которого оно было признано аварийным (в тексте: «пришло в полную непригодность», хотя, по воспоминаниям старожилов, «на одной из стен образовалась небольшая трещина»). На заседании Воронежской областной комиссии по культам 21 июня того же года было принято решение: «церковь в с. Гремячьем закрыть, разрешить рик(у) произвести разборку здания церкви, и материал использовать на постройку школ».

     Список источников:

     Книги: Бунаков Н.Ф. Моя жизнь в связи с общерусской жизнью, преимущественно провинциальной : 1837-1905. — Санкт-Петербург : тип. т-ва «Общественная польза», 1909.  С. 202. 
Димитрий. Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. — Воронеж : тип. В.И. Исаева, 1884-1885. Вып. 1, С. 220; Вып. 3, С. 166.
      Германов М.А., Постепенное распространение однодворческого населения в Воронежской губернии / [Германов]. — [Санкт-Петербург, 1857?]. — [2], 142 с.
Никольский П.В., Справочная книга для духовенства Воронежской епархии / Сост. П. Никольский, под ред. прот. А.М. Спасского. — Воронеж : тип. В.И. Исаева, 1900. — II, 217 с.
      Периодика: Воронежские епархиальные ведомости.  1898 (№1), 1897 (№ 12, 18), 1905 (№12, 22), 1895 (№18), 1909 (№ 24), 1908 (№ 1, 4), 1915 (№8), 1904 (№ 11).
Воронежский телеграф.  1900. — № 58.  С. 2.
Архив РГИА: Ф-796, оп. 191, отд. II, стол 2, д. 844. Ф-796, оп. 33, д. 265.
Архив ГАВО: Ф. И-84, оп. 1, д. 511 (лл. 1-4); д. 646 (лл. 1-7), д. 663 (лл. 1-6), д. 1940 (л. 21); д. 1951 а (лл. 745-753). Ф. Р-4, оп. 1, д. 17 (л. 19). Ф. Р-4, оп. 1, д. 473 (л. 43). Ф. Р-18, оп. 1, д. 492 (л. 97). Ф. Р-967, оп. 1, д. 49 (л. 16). Ф. Р-1440, оп. 1, д. 9 (лл. 293-294).
      kometkin@mail.ru 1 Русская мера длины, равная трём аршинам (2,13 м). 2 Русская мера длины, равная 0,71 м. 3 Десятина — старая русская единица земельной площади. Применялось несколько разных размеров десятины, в том числе «казённая», равная 2 400 квадратным саженям (109,25 соток; 1,09 га). 4 Русская мера веса, равная 16,3 килограмма. 5 1 русский фунт = 96 золотникам = 0,40951241 кг